Книги для тех, кто хочет научиться быть счастливым

Эмоциональный интеллект ребенка. Отчет об эксперименте

Автор: | Рубрика: Отчеты о моих экспериментах, Счастливая мама

Готтман Эмоциональный интеллект ребенкаВсе мы, родители, знаем, как важно развивать в ребенке интеллект: учить считать, писать, решать логические задачки. Нам кажется, что именно это поможет потом ребенку найти свое место в жизни и стать счастливым человеком. Но так ли это на самом деле? Исследования последних десятилетий показывают, что не все так однозначно,  что интелект – это только одна сторона медали, которую, конечно, нужно развивать, но есть и другая, без которой все знания могут стать лишь ненужным грузом на шее жизни. Эта другая сторона медали – эмоциональный интеллект. В целом он включает всего лишь умение понимать и различать собственные эмоции и других людей, а также управлять ими, но за этими умениями скрывается очень много – то, чему не учат ни в школе, ни в университете. И “это много” – как раз то, чего ожидают современные работодатели от молодых перспективных работников, по словам Дэниела Гоулмана, одного из  ведущих специалистов по эмоциональному интеллекту в мире, автора книг “Эмоциональный интеллект” и “Эмоциональный интеллект в бизнесе”.

И даже если не идти так далеко, не думать о будущей карьере наших детей, не знаем ли мы на собственном опыте, что  интеллект не обеспечивает счастья? Гораздо важнее для счастья не знание таблицы умножения, а умение понять себя, других и обратить это понимание в желание не только выучить таблицу умножения, но и применить ее в жизни. Эмоциональный интеллект человека показывает, насколько хорошо он уживается с самим собой и другими людьми, насколько хорошо применяет знание о своем внутреннем мире и других людей на пользу дела. Для родителей это просто означает поменьше ора, негативных эмоций и больше радости с детьми. Разве не хочет ли каждый из нас стать эмоционально интеллектуальным родителем и передать этот нужный багаж своим малышам? Лично я – очень. Поэтому на протяжении последних двух недель я глубоко подгрузилась в тему эмоционального интеллекта, погрузила в нее детей и вынырнула только сегодня, чтобы написать отчет, а потом – обратно, потому что там столько “рыбы”! И я не подозревала, что именно за ней я охотилась много лет.

Вторник

После полного событий дня я укладываю детей спать. Книжки прочитали, о хорошем поговорили. Остается еще одна задача – новая – развитие эмоционального интеллекта у детей. В первую очередь, к нему относится умение узнавать и называть эмоции. Прощупаем почву.

- Что ты сейчас чувствуешь, когда мы обнимаемся на ночь? — спрашиваю Сашу.

- Я чувствую усталость, — отвечает он, скатываясь с моих рук в кровать.

- А я чувствую любовь, — целую его я.

- Даниель, а ты? — я сажаю на колени Даниеля.

- У меня живот болит, — он кривит личико, как это умеет любой ребенок, когда видит, что укладывание заканчивается и мама собирается уйти. Раньше бы я сказала, что и живот у Даниеля разболелся только потому, что он не хочет, чтобы я уходила, но у нас сегодня эксперимент, поэтому пытаюсь действовать по-другому – эмоционально более умно.

- Почему вдруг? – спрашиваю я.

- У меня оттуда только что призрак вылетел, — говорит Даниель голосом, полным тревоги.

Снова эти страхи перед призраками. Вбили себе с Сашей в голову, что у нас дома призраки и бегают по дому, пугают друг друга, а потом уснуть не могут.

- Хоп, — делаю движение рукой, — я его поймала и сейчас выгоню, — я машу в сторону открытой двери, — а тебе на ночь дам волшебный меч — невидимый. Им можно любого призрака убить. Держи!

Протягиваю меч и показываю, как нужно расправляться с призраками. Даниель сначала с недоверием смотрит на меня, потом берет меч и улыбается. Проблема, похоже, решена.

Раньше бы я стала ему говорить, что призраков не существует, но Даниель бы продолжал их бояться и, если и уснул, то ночью бы прибежал спать к нам. А так и живот больше не болит, и с призраками разобрались (хотя бы с ночными), и дети спят на своем месте всю ночь.

 

Среда

Просто обожаю просыпаться, когда дети еще в своих кроватях. Вот она – прямая эффективность от эмоционального интеллекта – вечером правильно успокоила ребенка, а сегодня он дал мне выспаться. Открываю книгу«Эмоциональный интеллект ребенка. Практическое руководство для родителей»  Джона Готтмана и Джоан Деклер, которую, по моей просьбе, любезно предоставило издательство “МИФ”.  Предисловие Дэниела Гоулмана – все, как полагается. Уж американцы знают, как эмоционально умно влиять на покупателей книг:) Как бы то ни было, я бы в любом случае прочитала эту книгу, потому что Джон Готтман – одни из лучших специалистов в мире по отношениям. Его советы для супругов я применяю каждый день. Теперь посмотрим, что он накопал для отношений родителей и детей.

На протяжении нескольких лет Джон Готтман наблюдал за более, чем сотней семей. Первое, что он обнаружил, так это разделение родителей на тех, кто учит детей управлять своими чувствами, и тех, кто этого не делает. Дети, чьи  родители постоянно использовали  эмоциональное  воспитание,  имели  более  крепкое здоровье  и  более  высокую  успеваемость.  У них  лучше  складывались отношения с друзьями, наблюдалось меньше проблем с поведением, они были менее склонны к насилию. Дети, имеющие опыт эмоционального  руководства,  обладали  лучшим  эмоциональным здоровьем и испытывали меньше негативных, а больше позитивных чувств.

После эмоциональных всплесков дети быстрее восстанавливались: они грустили, сердились или испытывали страх, попадая в трудную ситуацию, но быстро себя успокаивали, приходили в норму и продолжали продуктивную деятельность. Иными словами, эти дети имели более высокий эмоциональный интеллект, как и их родители, и обе стороны профитировали, наслаждаясь более спокойной и продуктивной жизнью.

Среди родителей, которые не могут развить у своих детей эмоциональный интеллект, Джон Готтман выделил три типа:

1. отвергающие — это те, кто не придает значения негативным  эмоциям своих детей, игнорирует их или считает пустяком;

2.  неодобряющие —  это  те, кто  критикует  своих  детей  за проявление отрицательных эмоций, может сделать выговор или даже за них наказать.

3.  невмешивающиеся — они принимают  эмоции  своих детей,  сопереживают,но не предлагают пути решения и не устанавливают лимиты в поведении своих детей.

 

После небольшой внутренней оценки, обнаруживаю в себе с ходу черты всех трех категорий эмоционально невоспитанных невоспитывающих родителей и сразу обращаюсь к тем шагам, которые применяют эмоционально воспитывающие родители, которые, как мне показалось, я тоже применяю, но, видимо, не всегда.

Алгоритм эмоционально интеллектуальных родителей:

Шаг 1. Осознание эмоций ребенка.

Шаг 2. Эмоция используется для сближения и обучения.

Шаг 3. Сочувственное выслушивание и подтверждение обоснованности чувств ребенка. Здесь мне понравилось высказывание одной мамы, лучше всего характеризующий этот шаг: “Я поняла, что, когда речь идет о чувствах, логика не помогает. Оттого что я ее выслушала, пользы было гораздо больше».

Шаг N 4. Помочь ребенку обозначить эмоцию словами.

Шаг N 5. Введение ограничений + помощь в решении проблемы

 

“Все понятно!” – думаю я. По-моему, я уже сама дошла до этой схемы, но знание – оно только в обычном интеллекте работает. В эмоциональном – главное практика в реальных жизненных ситуациях. А тут она как раз и проснулась:)

 

Даниель с Сашей забегают в комнату и с порога начинается вой. Этот переход от интеллектуально-медитативного одиночества в состояние будто тебя в стиральную машину засунули и там покрутили на максимальной скорости дается мне нелегко. Наблюдаю, как мысль “Как мне это надоело, тем более с утра!” надувается мыльным пузырем и лопается, оставляя за собой страшное желание прекратить все это одним, но очень действенным словом.

-       Мама! Все идут в школу! Только я нет! – кричит Даниель, пока я думаю, с какого шага эмоционально воспитанных родителей начать. Первым было осознание эмоций ребенка. С него и начнем.

- Тебе обидно что Саша пойдёт в школу, а ты нет? – я сажу Даниеля на колени.

- Да, – хнычет Даниель.

- Ты бы тоже хотел пойти в школу?

- Да, — Даниель продолжает плакать. – Я не хочу быть самым маленьким!

Второй шаг — это сближение. Я его уже выполнила — ребенка на колени посадила, сочувственно выслушала, обозначила эмоцию словами. Значит, переходим к шагу номер пять – решение проблемы. Делов-то:)

- Даниель, но если ты сейчас пойдёшь в школу, то тогда ты пропустишь подготовительные занятия к школе в садике, прогулки в лес, поход в полицейский участок, занятия по правилам дорожного движения – всё это можно только в следующем году. Ты хочешь все это пропустить? Да и вообще, чего ты расстраиваешься? Теперь ты в садике будешь самым большим, а Саша в школе – самым маленьким!

Даниель перестает плакать, улыбается, победно глядя на Сашу. Ой-ой-ой! Похоже, я, в порыве успокоить Даниеля, сболтнула лишнего… Теперь губы надуваются у Саши.

- Мама! – хнычет он. – Я не хочу быть в школе самым младшим!!!

- Так, дети, пойдем-ка посмотрим, не родила ли наша морская свинка…

 

SchultueteПятница

Утром предыдущего дня мой фирменный прием управления детскими эмоциями под названием “съезд с темы”, который в науке называется “смена фокуса”, с Сашей прошел, но на следующий день понимаю, что с ребенком что-то не то. За завтраком замечаю давно забытый тик, который доставил нам немало хлопот зимой. У него тогда начался курс подготовки к школе под названием “Вуппи”, и Саша отреагировал на него сильнейшим тиком. Неужели опять? Наверное, из-за школы – а ведь до начала еще почти два месяца! Вчера делали с ним в садике “школьные кульки” (в Германии — это обязательный атрибут каждого школьника, куда кладут разные вещи для школы и сладости) — может быть, это ему напомнило про школу? Спрашиваю его, но он отнекивается, а на глазах – слезы! Так, про это в книге Джона Готтмана ничего не писали:(

Созываю с мужем “эмоциональный совет”.

- С Сашей нужно нам повнимательней, помягче. Он опять сильно волнуется. Думаю, из-за школы. Он говорил мне с утра, что в садике им запретили делать самолетики из бумаги (наверное, ее просто уже не осталось). Я сказала, что он дома их может делать, но мне кажется, что дело не в этом.

Муж кивает, но, по-моему, больше для того, чтобы успокоить меня, но вечером тоже замечает, что я не преувеличиваю. Решаем поехать в кафе поесть мороженое, охладить обстановку, рассказать Саше, что в школе нет ничего страшного.

-       Мы тут все уже выяснили, — объявляет мне муж, когда я сажусь в машину.

-       Пока я домой за сумкой ходила? – спрашиваю я, удивляясь.

-       Да, это из-за Вуппи. Он улетел.

Я смотрю на Сашу, он кивает и смотрит на меня полными грусти глазами.

Ох уж эта программа подготовки к школе и Вуппи  – придуманная фигура инопланетянина, который яко бы прилетел к детям, чтобы изучить язык землян, а дети должны ему помогать выполнять всякие задания, чтобы тот мог вернуться домой. Саша воспринимал его, как абсолютно реального! И сейчас воспринимает…

-       Я и не знал, что он настоящий, — говорит муж, многозначительно глядя на меня.

-       Я тоже, — выдавливаю я из себя, борясь с желанием убедить ребенка в том, что инопланетян нет, во всяком случае – это не Вуппи.

-       Мама, он обещал прилететь к нам на ночевку в садик, — говорит Саша, а глаза у него такие большие и в них столько надежды и радости, что у меня язык не поворачивается сказать что-то другое, кроме: “Ну и хорошо. Хорошо, что вы снова встретитесь”.

И это было правильно. Ведь для него он действительно абсолютно реальный. Как только он с нами поделился, Саша стал спокойнее и тика я больше не замечала.

 

Воскресенье

Иллюстрация из книги "Такие мальчишки"

Иллюстрация из книги “Такие мальчишки”

На протяжении недели мы с детьми изучаем эмоции по книгам. Мне очень подходящей для этого показалась книга В.Осеевой “Волшебное слово”, а в книге “Такие мальчишки” мы нашли рассказ той же Валентины Осеевой “Рыжий кот”, в котором мальчик обучал себя управлять гневом. Он считал до пяти, чтобы эмоции прошли и он смог снова нормально думать.

-       Мы тоже будем так считать, если рассердимся друг на друга! – предлагаю я.

-       Да! – радуются дети.

В интернете нахожу картинки разных эмоций и показываю детям. Они достаточно хорошо определяют и называют эмоции, но на немецком языке. Помогаю им освоить эквиваленты на русском. Оказалось, что они не знают эмоции стыда от плохого поступка. Видимо, свои действия они никогда такими не оценивают.

Нахожу несколько приложений для айпада на немецком и английском. Детям очень понравилась игра на немецком, посвященная трем эмоциям: радости, грусти и ярости. Картинку можно гладить, проводить по ней тремя пальцами, трясти и каждый раз она издает подходящие к эмоции звуки. Дети тут же стали имитировать смайлы. Смеялись так, что потом никак не могла их успокоить. Дети хотели еще “моций”

-       Давайте, как проснемся, будем дальше изучать эмоции. Предлагаю такую игру, — говорю я им, — вы будете в течение дня узнавать эмоции, которые я испытываю и говорить мне, а я буду называть ваши. Ну а теперь спать.

Дети соглашаются, но, когда я ухожу, продолжают беситься. Через десять минут я спускаюсь вниз с серьезным выражением лица.

-       Мама, ты – злая! Мама, ты в ярости! – кричат они. – Правильно мы угадали? Теперь считай “раз-два-три-четыре-пять”.

-       Нет, же, — спохватываюсь я, – я просто строгая и расстроена тем, что вы никак не успокоитесь. Засыпайте, и я опять буду радостная.

Я укутываю их еще раз, целую и ухожу. На этот раз дети засыпают, но мирно получается не всегда.

 

Четверг

С этой цитаты начинается книга Д.Гоулмана "Эмоциональный интеллект"

С этой цитаты начинается книга Д.Гоулмана “Эмоциональный интеллект”

Десять вечера. Пытаюсь сосредоточиться на интеркорелляциях для определения надежности изменения наблюдения по методу матриц. Да, в Германии будущих психологов обучают, прежде всего, статистике, а уже потом всему остальному. Читаю в четвертый раз, но каждый раз меня отвлекает гулкое топание по полу этажом выше. Дети все еще не спят, несмотря на то, что я их уложила час назад и завтра в садик утром вставать.

Иду наверх с тяжелым чувством, что придется ругаться. Когда я в полдесятого к ним приходила, то сказала, что следующий раз буду ругаться. Дети включили свет и в открытое окно пускают самолетики из бумаги на газон. На мою реплику, почему они не спят, отвечают, что не понятия не имели, что нужно спать и забыли, что я буду ругаться. Пришлось напомнить. Я даже не заметила, как разошлась и вместе с эмоциями за непослушание выложила на детей и все интеркорелляции, и матрицы, и злость на мужа, который в соседней комнате играл в компьютер и даже не попытался приструнить детей.

Мне тяжело даются такие минуты. Иногда кажется, что через пару лет такой практики можно попасть под неблагоприятную статистику болезней сердца любителей гнева и ярости (а такая действительно есть), и тогда можно вызывать кардиолога на дом обеспечен. Если бы было возможно, я бы воспитывала детей только позитивными способами. Но, во-первых, у них создастся тогда неадекватное представление о мире, во-вторых, у них будет ощущение вседозволенности. Именно негативные эмоции говорят нам где остановиться, и дети должны их не просто знать, они должны их чувствовать, а это можно сделать только если по-настоящему сердишься. В-третьих, родители – не святые.

-       Давайте, не будем дуться друг на друга, — я прихожу к детям через десять минут. – Я сказала, что рассержусь, если мне придется еще раз придти и я рассердилась. Я сижу внизу и пытаюсь заниматься учебой, а вы мне  не даете сосредоточиться.

-       Мама, но ты можешь учиться, когда мы в садике, а не вечером! – возражает Саша.

-       Днем я пишу книжки. Иногда получается выделять время для учебы, а иногда не получается. Писать для меня  важнее учебы. Ею я занимаюсь, чтобы, если с папой что случится,  мне было на что вас кормить. Потому что книги – это, к сожалению, приятное, но ненадежное занятие.

Дети высовывают носики из-под одеял и заинтересованно смотрят на меня. Разве я им про это никогда не говорила?

- Понимаете, — продолжаю я, — у каждого человека человека есть интерес. Саша, тебе нравятся животные, ты так их любишь, что готов все время тратить на них. Писать книги – это мой интерес.

Саша подбирается ко мне и кладет голову на колени, Даниель следует за ним.

-       Мама, — хнычет он, — только у меня никакого интереса нет!

-       Ничего, Даниель, — я глажу его по голове, — не всем в шесть лет удается открыть свой интерес — призвание.  Но ты его обязательно найдешь. Я тебе помогу.

-       Мама, а можно мне чего-нибудь поесть? — спрашивает Даниель.

-       Нет, — говорю я, а сердце материнское разрывается от желания накормить бедного ребенка, который ел последний раз, как полагается в семь вечера, но тогда с завтрашнего дня начнется хождение по кухням, — сейчас уже поздно. Засыпайте. Водички попейте и спать.

Даниель ложится на подушку, и я слышу, как он шепчет: “Раз-два-три-четыре-пять”.

Я улыбаюсь. Две недели прошли не зря.

-       Следующий раз, пожалуйста, маме напоминайте про счет…

Дети обещают,  успокаиваются, а я думаю, что Джон Готтман очень правильно подметил, что эмоции, особенно негативные, если правильно на них реагировать, сближают и очень многому учат… не только детей, но и родителей и в итоге превращаются в позитивные — понимание и единение.

 

С уважением,

Мария Хайнц

 

P.S.: Буду рада услышать о ваших опытах по изучению искусства управления эмоциями. А следующий раз я расскажу, как проверяла воспитывала силу воли у детей.

 

 

 

Понравилась статья? Вы можете принести пользу своим друзьям, если нажмете на одну из кнопочек. Всего одну:) Спасибо!

Подпишитесь на обновления блога, чтобы получать новые статьи на свою почту!

*Нажимая на кнопку "Подписаться", я даю согласие на рассылку, обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.

Рекомендую ещё почитать:

16 комментариев к записи “Эмоциональный интеллект ребенка. Отчет об эксперименте”

  1. Инна
    http://articlemen.com/

    Мне как всегда интересно, а как у других. С удовольствием читаю ваши отчеты об экспериментах.

    Ответить
    • Мария Хайнц

      Спасибо! А я с удовольствием читаю ваши комментарии:)

      Ответить
  2. Екатерина
    http://maminsvet.ru

    Мария, спасибо! Каждый раз после вспышки гнева и раздражения чувствую себя плохо, недовольна собой, что не нашла другой путь, сегодня ваши слова о том, что родители не святые и что эти эмоции выступают границей вседозволенности поставили все на свои места, даже как то легче стало от понимания этого.

    Ответить
    • Мария Хайнц

      В негативных эмоциях нет ничего плохого, если они не унижают ребенка и если позитивных все равно больше.

      Ответить
  3. Ирна

    Мария, спасибо! Мне как раз это и нужно. Сейчас наше позитивное подведение итогов дня стало почти привычкой. Я понимаю, что только на положительных ощущениях в семейной жизни невозможно: всё какое-то слащавое и нереальное. Нельзя не замечать, что у ребенка испортилось настроение, что дети между собой повздорили. Дети порой добиваются маминого внимания плачем и хныканьем, а я не робот, чтобы только улыбаться и хвалить. Возник вопрос, как же все-таки “правильно” вести себя в таких витуациях. Пока всё делала по-старому, как умела. Но хочу, чтобы негатив стал конструктивным. Хотя и раньше читала об этом очень много. Эти пять шагов напомнили книги Юлии Гиппенрейтер. Теперь к этому вопросу буду подходить более осознанно.
    У меня вопрос: какие книги вы читали с детьми? Только Осеевой?

    Ответить
    • Мария Хайнц

      Ирина, спасибо за подробный комментарий. Слащавость и нереальность в позитивных эмоциях возникает, когда пытаешься их изображать, а не по настоящему испытываешь. Чтобы было по-настоящему, нужно отмечать то, что действительно стоит отметить, но здесь и возникают самые большие проблемы, особенно с детьми. Для нашего взрослого сознания (особенно отягощенного советским стилем мышления) похвалы и позитива заслуживают, как минимум, “Полет шмеля”, а гамма — это каждый может. Но каждая нота — это новый шаг, подкрепляя который мы ведем ребенка к “Полету шмеля”. Конечно, здесь нужно видеть, что у ребенка действительно получается, от чего он сам испытывает удовольствие и испытывать его вместе с ним. Такое подкрепление — самое ценное и, прежде всего, настоящее.
      Про книги Гиппенрейтер я тоже вспоминала, но не помню, чтобы она говорили об использовании негативных эмоций для углубления отношений и единения с ребенком. Мне этот момент показался у Готтмана самым ценным. Если не отталкивать ребенка с его негативом, а понять и принять, то можно достигнуть желаемого эффекта гораздо быстрее. Во всяком случае можно попробовать. То, что мама — не робот — это точно:)
      Книги по этой теме мне понравились только Осеевой. Наверняка, есть и другие. Если кто сможет посоветовать, буду рада.

      Ответить
      • Ирна

        Мария, ну и дискуссия у нас развернулась ))) я же не поленилась и нашла свою книгу Гиппенрейтер, полистала и … поняла, что пора её перечитать! ))) То, что мне непомнило именно её (Гиппенрейтер), — это некая схожесть идеи активного слушания и твоей, вернее Готтмана, — сочувственное выслушивание и подтверждение обоснованности чувств ребенка. Я не говорю, что это об одном и том же. Всё-таки это разные вещи.

        Ответить
        • Мария Хайнц

          Ирина, спасибо, что не поленились. Как ты написала, я сразу вспомнила, о чем Гиппенрейтер писала. Вобщем-то, мне кажется, как бы это слушание не называлось, главное, чтобы это помогало родителям лучше понимать детей.

          Ответить
  4. Элина
    http://philosoff.net/

    Мария, читала не отрываясь. Мне кажется, вам пора писать книгу о жизни мамы с детками (например, в виде дневника), тем более, что вдохновения на эту тему у вас будет предостаточно. Шикарно написано. Захватывающе, интересно, поучительно. :bye:

    Ответить
    • Мария Хайнц

      Уже пишу:) Большое спасибо за такой отзыв. В шатком искусстве писательства любое позитивное подкрепление — это заряд, как минимум, на следующий десяток страниц, а то и больше:)

      Ответить
  5. Лена

    Здравствуйте, Мария! С большим удовольствием вас читаю! Я стараюсь понять и принять эмоции ребенка, но где-то на 4-ом, пятом пункте, в ситуациях где что-то не дозволяется, часто случаются срывы. Сложно становится после принятия детской эмоции, после того как ребенок уже сидит на коленях и ждет, что вот сейчас-то мамочка позволит и разрешит, а на деле получает объяснение почему нельзя. И тут нас обеих переклинивает. Ребенок ждет положительного исхода и к ограничениям в принципе уже не готов. Ребенок, получается, рассказывает, о том что чувствует, я слушаю понимаю и принимаю, пообнимались на коленочках, а дальше ребенок получает отказ, хоть и в мягкой форме. Срываемся обе:(.

    Ответить
    • Мария Хайнц

      Лена, мне кажется, что есть разные ситуации. Понимать эмоции ребенка нужно, но и правил никто не отменял. Я знаю, насколько это непростое время для родителей, когда дети привыкают к правилам. И здесь помогает только одно — последовательность. Если ребенок замечает слабину, непоследовательность, то сразу ее использует. Очень важно объяснять ребенку, что можно, а что нельзя, причем многократно и желательно заранее. Правил должно быть немного, тогда ребенок будет к ним лояльнее относиться. Чтобы легче было ориентироваться, правила лучше обсудить с мужем и повесить их список на видное место, чтобы не забывать. С ребенком можно сделать в виде картинок. Очень помогает.

      Ответить
      • Нина

        В теории привязанности есть понятие “переживание тщетности”. Это переживание ребёнком (и взрослым тоже) отказа, ограничения, неудовлетворения какой-то потребности в данный момент. Самому ребёнку пережить тщетность практически невозможно. В эти моменты ему крайне необходима эмоциональная поддержка взрослого. Переживание тщетности — основа формирования способности к адаптации. Без слёз, переживаний невозможно принять реальность, быть устойчивым к жизненным трудностям.

        Ответить
        • Мария Хайнц

          На своих детях замечаю, что одному нужно больше поддержки в такие моменты, а другому намного меньше. Спасибо за информацию!

          Ответить
  6. Ника Волшебница
    http://happy-ma.ru/moya-jizn/moya-pozitivnaya-filosofiya/pravilnoe-vospitanie-detey/

    Какая же Вы молодец! Мой сын ещё мал для такого, но я взяла на вооружение. А сестре сейчас скину ссылку на эту статью, ей полезно будет))
    Спасибо большое за новые знания!

    Ответить
  7. Эмоциональный интеллект ребенка
    http://bestkroha.ru/razvivayushchie-igry/208-emocionalnyj-intellekt-rebenka

    Хорошая книга.) Обязательно прочту.

    Ответить

Добавить комментарий

*Оставляя комментарий, я даю согласие на рассылку, обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.

Подписаться, не комментируя

    Обо мне

    

    Имя: Мария Хайнц
    Место жительства: Германия
    Семейный статус: замужем
    Дети: два маленьких разбойника
    По профессии: юрист, но…
    Подробнее

    Спасибо Вам огромное!
    Лучшие комментаторы месяца

    Ольга(1)
    Ольга(1)